AAAAA A A А x

Внутренняя стража – это объединенные в особый Корпус военные формирования Российской империи в 1811-1864 годах, являвшиеся частью армии, и одновременно выполнявшие распоряжения министра полиции, а затем министра внутренних дел.

Процесс формирования «Корпуса внутренней стражи» проходил следующим образом: 16 января 1811 года указом императора Александра I местные воинские команды, подчиненные губернской гражданской администрации, и выполнявшие обязанности по охране внутреннего порядка, были переданы в Военное ведомство. Спустя два месяца, 27 марта 1811 года по указу императора штатные губернские роты и воинские команды передислоцированы в губернские центры и из них были сформированы батальоны, которые были сведены в бригады внутренней стражи.

В июле 1811 года Александр I утвердил «Положение для внутренней стражи», которым на нее, помимо общих воинских обязанностей, возлагались караульная, конвойная служба.

Императорские указы о внутренней страже впервые в России законодательно определили порядок использования войск и применения оружия в случае массовых волнений. Ими было определено, что должностными лицами, имеющими право призыва войск для подавления массовых волнений, являются губернаторы и городничие. Законом от них требовалось сначала употреблять мирные средства, затем вызывать войска, «держа их на некотором расстоянии от бунтующих», и лишь затем «пользоваться строгостью воинской дисциплины».

После этих императорских указов в течение 1811 года было образовано 8 округов внутренней стражи, каждым из которых командовал генерал-майор. Округу подчинялось несколько бригад, состоящих из 2-3 батальонов. Батальоны по 1 000 человек дислоцировались в губернских городах и носили их название (Астраханский, Минский и т. п.). Кроме того, в 564 уездах имелись отдельные воинские команды корпуса. Конвоирование арестантов и охрану тюрем осуществляли 296 «этапных команд» Корпуса внутренней стражи.

В каждом уездном городе размещалась инвалидная команда.

В 1812 году батальоны внутренней стражи, дислоцировавшиеся в губерниях западной части России, приняли активное участие в оборонительных сражениях против наполеоновских войск, исполняя при этом свои обязанности по сбору и сопровождению рекрутов, возложенные задачи по набору лошадей для действующей армии.

В момент формирования Корпуса создание специальных частей внутренней стражи в Сибири не предусматривалось в силу того, что «отдаленность и обширность оных, и самое население их разноплеменными народами и людьми, ссылаемыми туда за преступления, делая ощутительную разность в распоряжениях по сим губерниям против губерний прочих, требовали особенных соображений» [см.: Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1, т. 33. 1815-1816. № 26.426. СПб., 1830].

В Сибири функции внутренней стражи в этот период выполняли Губернские части:

* Тобольская Губернская рота и 8 уездных команд

* Томская Губернская рота и 7 уездных команд

* Иркутская Губернская рота и 5 областных команд

Внутренняя Стража в городах Сибири была учреждена лишь 4 сентября 1816 г.

В Проекте положения для внутренней стражи Сибирских губерний, приложенном к указу об её учреждении, было сказано, что её обязанности разделяются на обязанности воинские и обязанности, относительные к губернскому начальству. Последние включали в себя в первую очередь действия:

«…по требованию местного начальства во всех тех случаях, в коих прочие воинские команды к тому обязаны, и именно: 1. В помощь исполнению законов и приговоров суда. 2. На поимку воров, преследование и истребление разбойников и рассеяние запрещённых законом скопищ. 3. На усмирение неповиновений и буйства. 4. На поимку беглых, ушедших преступников и дезертиров. 5. На преследование запрещённых и тайно провезённых товаров. 6. На помощь свободному движению внутреннего продовольствия. 7. На содействие к сбору податей и недоимок, исключая подать ясачную, к взысканию коей употребляются Сибирские городовые казаки. 8. На охранение порядка и спокойствия церковных обрядов всех исповеданий, законом терпимых. 9. На охранение порядка на ярмарках, торгах народных и церковных празднествах и проч. 10. На принятие и провожание рекрут. 11. На отправление военных, просрочивших отпуски, к своим командам. 12. На пожары, помощь при разлитии рек и тому подобное. 13. На отряжение нужных часовых к присутственным местам, тюрьмам и острогам. 14. На провожание казны»[см.: Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1, т. 33. 1815-1816. № 26.426. СПб., 1830]. В основном, функции внутренней стражи в Сибири совпадали с общероссийскими.

В 1817 году с введением этапной системы сопровождения арестантов в составе батальонов внутренней стражи были сформированы этапные команды для их конвоирования по утвержденным этапным трактам.

В 1818 году военное министерство определило порядок комплектования Отдельного корпуса внутренней стражи. Предусматривалось два источника. Один раз в год из полков все солдаты и унтер – офицеры, признанные негодными к полевой службе, после инспекторских смотров отправлялись на родину в распоряжение внутренних батальонов. Так же ежемесячно после выписки из госпиталей в корпус отправляли тех, кто был признан негодным к дальнейшей строевой службе. В свою очередь Отдельный корпус внутренней стражи раз в год передавал своих рекрутов гражданским ведомствам для службы почтальонами, полицейскими, пожарниками, объездчиками и в охрану ассигнационных банков.

В августе 1818 года на корпус дополнительно была возложена охрана соляных промыслов. В том же 1818 году в Сибири был сформирован и собственный округ воинской стражи – 11-й округ (причислен к Отдельному Сибирскому корпусу, образованному в 1815 году.).

Впоследствии число округов внутренней стражи менялось. Существовало в разное время от 8 до 12 округов внутренней стражи, в составе которых находилось 50 батальонов.

Отдельный Сибирский корпус, к которому в Сибири была причислена внутренняя стража, представлял собой войсковое соединение русской армии. К боевым задачам корпуса относились: военное прикрытие территории Сибири во взаимодействии с иррегулярными соединениями и участие в войнах России.

Командирами корпуса в разное время были: генерал-лейтенант Г.И. Глазенап (25 декабря 1815 – 26 мая 1819); генерал от инф. П.М. Капцевич (26 мая 1819 – 25 июля 1827), генерал от инфанта И.А. Вельяминов (25 июля 1827 – 28 сентября 1834), генерал-лейтенант Н.С. Сулима (28 сентября 1834- 28 января 1836), генерал от инфанта князь П.Д. Горчаков (28 января 1836 – 29 января 1851), генерал-лейтенант Г.Х. Гасфорд (29 января 1851 – февраля 1861), генерал-лейтенант А.О. Дюгамель (13 января 1861 – 6 августа 1865).

С 1822 года его командиром являлся генерал-губернатор Западной Сибири.

В 1829 году гарнизонные батальоны корпуса переформированы в линейные. В 1834-58 годах 4 батальона в Восточной Сибири считались откомандированными от Сибирского корпуса в распоряжение восточносибирского генерал-губернатора.

В 1856 году при каждом пехотном батальоне сформирована стрелковая рота сверх 4 линейных рот. В 1858 году регулярные части корпуса состояли из командира, его штаба (начальник штаба, его адъютант, инженерный начальник, обер-квартирмейстер, дежурный штаб-офицер, обер-аудитор с помощником, корпусный штаб-доктор и гевальдигер – начальник по военно-полицейской части и 8 отделений) и 24-й пехотной дивизии со штабом вТобольске (командир генерал-лейтенант Домети). В состав дивизии входили: 1-я бригада (штаб в Омске) из 6 батальонов, исправительные роты, 9 инвалидных и 18 этапных команд; 2-я бригада (штаб в Семипалатинске) из 6 батальонов, 5 инвалидных и 21 этапной команды; Омская инженерная команда, 28-я рабочая рота и полурота 29-й рабочей роты, 55-я арестантская рота. Сибирская пешая батарейная батарея (штаб в Омске) и 4 роты крепостной артиллерии подчинялись начальнику Сибирского крепостного артиллерийского округа генерал-майору фон Вилкену. Штатная численность корпуса – 16 409 офицеров, военных чиновников и нижних чинов. Фактически же имелось в наличии 14 638 человек. Корпусу были приданы части Сибирского казачьего войска.

Применительно к истории внутренней стражи в Сибири особое значение из этих командиров имеет Пётр Михайлович Капцевич, поскольку он первым из них постоянно жил в Омске и отсюда управлял вверенными ему воинскими частями и всей Западносибирской губернией. В 1824 году он даже выступил с ходатайством о переносе из Тобольска в Омск Главного управления Западной Сибири. Получив отказ на это ходатайство, он всё равно остался жить в Омске.

23 июля 1829 года 11-й округ Отдельно Корпуса Внутренней Стражи, а также 10-й округ (охватывал Ставрополье, Астрахань, Тифлис), были упразднены.

Однако, не выделяясь в отдельный округ, Внутренняя Стража в Сибири сохранилась, продолжая находиться в составе Отдельного Сибирского

К началу августа 1829 (по новому стилю) «Отдельный корпус внутренней стражи» состоял из 9 округов. В каждом округе внутренней стражи находилось 2-3 бригады (5-8 батальонов). Тогда же 25 июля (6 августа) 1829 года было утверждено «Положение о линейных батальонах и подвижных ротах Отдельного корпуса внутренней стражи». Эти новые части корпуса предназначались для охраны горных заводов, монетных дворов и других заведений. Было сформировано 5 линейных батальонов и 3 подвижные роты. В линейном батальоне внутренней стражи было 4 роты по 728 человек в каждой, в подвижной роте – 177 человек.

18 июля 1849 года, в связи с переводом Линейных батальонов Восточной Сибири на армейское положение, для исполнения функций Внутренней стражи в этих областях сформированы гарнизонные батальоны.

В результате в Сибири появилось разделение на внутреннюю Стражу Западной Сибири (в составе Отдельного Сибирского корпуса) и внутренняя стража Восточной Сибири (в составе Отдельного Сибирского корпуса)

Части Внутренней стражи Западной Сибири размещались в г. Тобольске (Сибирский Линейный № 1-го батальон ) и в г. Томске (Сибирский Линейный № 11-го батальон).

В 1853 году Отдельный корпус внутренней стражи состоял из 523 гарнизонных батальонов и двух полубатальонов, 564 инвалидных, 296 этапных и пяти соляных команд. Всего около 145 тысяч человек.

В 1858 году численность Отдельного корпуса внутренней стражи составляла 3 141 офицеров и генералов, 180 236 унтер-офицеров и солдат.

Либеральные реформы судебно – полицейской системы Российской империи 1862 – 1864 годов непосредственно коснулись и Корпуса внутренней стражи. Первоначально, 3 декабря 1862 года 11-й Округ Внутренней Стражи был вновь образован, при этом внутренняя стража Восточной Сибири в отдельный округ выделена не была .

Воссозданный 11-й округ по-прежнему был подчинен Командующему войсками Сибирского корпуса и включал:

* Сибирский Линейный № 1-го батальон

- Команды Внутренней Стражи

* Сибирский Линейный № 11-го батальон

- Команды Внутренней Стражи

Императорским указом от 6 (18) августа 1864 Отдельный корпус внутренней стражи был упразднен. На основе его частей были сформированы так называемые «Местные войска», в состав, которых вошли губернские батальоны и уездные команды, упраздненного Корпуса внутренней стражи. На эти части вновь сформированных «Местных войск» были возложены те же самые обязанности, которые они выполняли в составе Корпуса внутренней стражи и в том числе наружная охрана тюрем, а также конвоирование ссыльных и пересыльных арестантов. Через год в Сибири Приказом военного министра № 279 от 6 августа 1865 года был ликвидирован и Отдельный Сибирский корпус. Вместо него введено военно-окружное управление.



Первые командиры Сибирского корпуса:

ГЛАЗЕНАП Григорий Иванович (период 25 декабря 1815 – 26 мая 1819)

генерал-лейтенант русской императорской армии, известный своими успешными действиями в ходе Кавказской войны, в 1807 г. получает приказ возглавить Сибирскую инспекцию. Тяжелое чувство испытал Глазенап по прибытии на место назначения, в Омск. Вместо привычного порядка в войсках здесь он увидел полную распущенность; многие офицеры ходили по лагерю в халатах. Пришлось немедленно начать подтягивать войска. Глазенапу, как инспектору Сибирской инспекции, были подчинены войска, растянутые от Тобольска до Камчатки.

В период наполеоновских войск в европейскую часть из внутренних регионов страны стали выводить армейские полки, и Глазенап принялся за переформировку и усовершенствование оставшихся гарнизонных войск и добился того, что сибирские полки впоследствии неоднократно успешно выдерживали натиск французской кавалерии в 1812 году.

В то же время Глазенап не переставал содействовать оживлению азиатской торговли; начались сношения с китайскими пограничными городами Чугунчаком и Кульджой. 30 апреля 1811 года «за деятельность и усердие в открытии новыми путями с Азиею торговли» Александр I пожаловал Глазенапу табакерку с Высочайшим вензелем; позже за «долговременную и отличную службу и за успешное образование Сибирского казачьего войска» Глазенап был пожалован орденом св. Александра Невского. После уничтожения инспекций Глазенап был назначен  25 декабря 1815 года командиром отдельного Сибирского корпуса

Немалую роль для успеха торговли в крае, оказало устройство Глазенапом образцовых казачьих войск, благодаря чему совершенно прекратились набеги киргизов, дороги очистились и стали совершенно безопасны. 

В 1819 году в Санкт-Петербург  прибыло посольство от Большой киргизской орды  с просьбой принять её в подданство России. Глазенап представил выгоды, какие могут от этого произойти: граница подвинется на 500 вёрст в степь, караваны будут в безопасности, можно будет воспользоваться ископаемыми богатствами края.

Он учредил школы для начального обучения казаков грамоте во всех отделения Сибирского казачьего войска, уделяя им особое внимание. В своей омской школе Глазенап бывал ежедневно и старался возможно лучше упорядочить преподавание и, между прочим, применил метод взаимного обучения Беля и Ланкастера еще в 1810 году, когда в остальной России об этом и понятия не имели. Он инициатор создания старейшего в Сибири военного учебного заведения – казачьего училища, ставшего впоследствии Омским Кадетским корпусом.

Скончался в Омске 10 марта 1819 года. Подчинённые увековечили его память, поставив в 1826 году на его могиле памятник-пирамиду с бронзовыми украшениями и фамильным гербом.



КАПЦЕВИЧ Петр Михайлович (период 26 мая 1819 – 25 июля 1827).

Военные заслуги

Блестящий военный генерал до назначения в Сибирь, одно время бывший дежурным генералом при военном министре графа Аракчеева, отличился в различных военных кампаниях: в Голландской экспедиции в 1799 г., служил на Кавказе, где участвовал в боях с горцами, в ходе Отечественной войны 1812 г. Показал себя умелым и мужественным военачальником в Смоленском сражении и Бородинской битве, получил за храбрость орден Св. Георгия и золотую шпагу с алмазами. После Бородина Капцевичу поручили прикрывать отход войск из Москвы. Его дивизия участвовала в «Тарутинском деле», яростно дралась при Малоярославце и Красном.

Заграничные кампании против Наполеона стали «сплошным подвигом Капцевича». Тяжело контуженный ядром в бедро под Лейпцигом в знаменитой «Битве народов», Петр Михайлович не покинул солдат, а оправившись, лично повел их в атаку и одним из первых ворвался в город.

Его портрет украсил знаменитую Военную галерею героев Отечественной войны 1812 года в Зимнем дворце, а в Храме Христа Спасителя имя Капцевича упоминается более, чем на восьми мраморных досках в Галерее Воинской Славы.

Известный поэт князь И. М. Долгорукий, познакомившийся с Капцевичем в Kиeвe в 1817 году, оставил такую его характеристику «Генерал Капцевич очень скромный и вежливый человек, хороший хлебосол, приветливый хозяин... Он не говорит беспрестанно о своих победах и подвигах, хотя 5 звезд на груди и добрый гарнитур разноцветных отличий дают ему на то полное право. Он умеет продолжать общий разговор, вести речь со всяким, сведущ в своем деле без педантизма и несносного чванства, не заносчив, когда встречает возражения, не вспыльчив, когда с ним не соглашаются».



Руководство Сибирским корпусом, к которому причислен созданный в Сибири в 1818 г. 11-ый округ внутренней стражи

С мая 1819 г. - командир Отдельного Сибирского корпуса, Тобольский и Томский генерал-губернатор. Во время его управления улучшен быт ссыльных, налажена организация Сибирского казачьего войска, учрежден военный госпиталь в Омске.

С созданием 22.07.1822 г. генерал-губернаторства Западной Сибири Капцевич, оставаясь командиром Сибирского корпуса, стал первым генерал-губернатором. Ввел общественное хлебопашество и общественные мельницы: собранный казаками урожай распределялся среди них, излишки продавались, вырученные средства шли на поддержание их домашнего хозяйства и на покупку снаряжения. Создал 2 внешних округа с центрами в Кокчетаве и Каркаралинске, в к-ые вошли волости, объединявшие казахские аулы, добровольно принявшие предложенную им новую систему управления.

Полагая, что для жителей Сибири затруднительно получить образование в европейской части страны, выступил автором проекта создания университета в Сибири (город Омск). В 1824 г. предложил на рассмотрение Сенату вопрос о перенесении Главного управления Западной Сибири из Тобольска в Омск, аргументируя это более выгодным стратегическим положением последнего; (такое решение будет принято только в 1839 г.!). Поучив отказ, в уездном Омске организовал свою резиденцию, придав ему, по сути, столичный статус, что благотворно отразилось на развитии города.

Руководство Корпусом внутренней стражи государства

С 1828 по 1840 г. возглавлял Отдельный корпус внутренней стражи Российской империи. Свою энергию и организаторский талант, большой военный опыт Капцевич благотворно использует на новом для него поприще.

Вступая в должность командира Отдельного корпуса внутренней стражи, в первом своем приказе, обратившись к генералам и офицерам, он призвал их «прежде всего и паче всего употребить прилежную деятельность и усиленное внимание к исполнению своих обязанностей, дабы тем, заслужив лучшее о себе мнение правительства, изменить неприятное заключение общества, чего нетрудно достигнуть, ежели гг. начальники всегда и везде будут блюсти правду и служить Государю верно».

Надо заметить, что этот приказ обидел командира корпуса Комаровского, который 12 декабря счел нужным послать письмо царю, защищая свое детище, хотя и не отрицая недостатки, главный из которых — некачественность части офицерского состава. «Не стану оспаривать, — писал Комаровский, — что в многочисленном составе корпуса, в который часто переводились офицеры из армии с болезнями не только телесными, но и нравственными, есть люди, имеющие значительные недостатки».

Комаровского понять можно. Но прав и Капцевич, нацеливший своих подчиненных на строгое исполнение обязанностей, напомнив про офицерскую честь.

В 1829 г. император Николай I утвердил новое расписание ОКВС, состоящего теперь из девяти округов. Бригадное звено упразднено как лишняя инстанция, вместо бригадных начальников в округах введены должности штаб-офицеров в качестве начальников окружных штабов. Вводится и новая форма обмундирования ОКВС. Кивер был заменен каской. С 1832 г. солдатам разрешено было носить баки и усы, придававшие им бравый вид.

Известный биограф Д. Н. Бантыш-Каменский отмечал, что Капцевич, будучи командиром Отдельного корпуса внутренней стражи, «в полной мере оправдал ожидание монарха, привел в наилучший порядок вверенного ему войска, обращал собое внимание на препровождение арестантов, на нравственность офицеров, отличая, поощряя достойных; обозревая каждый год батальоны, несмотря на дальное их размещение в Империи и на свои болезни, входил в малейшие подробности…».

Капцевич внедрил ряд новшеств.

Распорядился отбирать в каждом батальоне по 70 лучших в строевом отношении солдат в качестве образцового ядра для всех рот. Завел практику направлять на неделю офицеров в инвалидные команды с целью организации обучения стражников. Изобретенная им так называемая маятная этапная система позволила усовершенствовать и облегчить конвойную службу.

Он был строгим, но справедливым начальником, вникал до мелочей в жизнь и быт солдат, поощрял за усердие и наказывал за нерадивость, требуя того же и от офицеров. Проявлял беспощадность к должностным лицам, изобличенным в злоупотреблениях, использовании подчиненных в личных целях, коррупции. Запрещал запугивать солдат, перегружать их службой в караулах. Взыскивал с офицеров за поверхностное отношение к инспектированию, когда одни и те же недостатки повторялись из года в год: «Нет гг. батальонные командиры! Такого рода объезды нельзя и назвать смотрами, оные не только не приносят никакой пользы для службы, но, напротив, делают вред оной».

Капцевич умело сочетал высокую требовательность с заботой о подчиненных. В числе его заслуг рациональное использование запасного капитала для выплат офицерам столовых денег и улучшения питания нижних чинов.

За 12 лет руководства корпусом Капцевичу удалось увеличить численность и значительно поднять качественный уровень личного состава внутренней стражи в основном за счёт молодых рекрутов, которых зачисляли в гарнизонные батальоны. Способствовал укреплению военной дисциплины служивших в нем лиц и улучшению их материального обеспечения.